Отказ генпрокуратуры возобновить дело по вновь открывшимся обстоятельствам

Ответ генпрокуратуры на заявление родственников Владислава Ковалева о возобновлении его дела по вновь открывшимся обстоятельствам

 

genprok-vozobn-dela-310314-1

genprok-vozobn-dela-310314-2

 


Осужденный к смерти Владислав Ковалев

Владислав Ковалев был обвинен в совершении террористического акта в минском метро 11 апреля 2011 года (совместно с Дмитрием Коноваловым), осужден 30 ноября 2011 года приговором Верховного суда, приговор вступил в силу в тот же день. В ходе следствия признавал вину, в суде заявил, что признание вины было дано под принуждением и заявил, что оговорил себя и Дмитрия Коновалова. Согласно свидетельству о смерти, выданному родственникам, Владислава Ковалева казнили 15 марта 2012 года.

15 декабря 2011 года в Комитете ООН по правам человека зарегистрировано дело №2120/2011 по индивидуальному сообщению о нарушении гражданских прав приговоренного к смерти Владислава Ковалева. В сообщении сообщается о принуждении к даче признательных показаний, нарушении права на защиту, нарушении презумпции невиновности, неравенстве сторон в процессе, нарушении права на пересмотр осуждения и приговора.

В октябре 2012 года Комитет по правам человека рассмотрел дело №2120/2011 (Владислав Ковалев и другие против Беларуси), в котором впервые установил нарушение права на жизнь (статья 6 Пакта) в связи с вынесением смертного приговора. Комитет в данном деле установил следующие нарушения: статьи 7 и пункта 3 g) статьи 14 Пакта в связи тем, что на г-на Ковалева оказывалось физическое и психологическое давление с целью принуждения его к признанию вины; пункта 3 статьи 9 Пакта в связи с недоставлением его в срочном порядке к судье: г-н Ковалев был задержан 12 апреля 2011 года и впервые был доставлен к судье лишь 15 сентября 2011 года; пункта 2 статьи 14 Пакта в связи с нарушением презумпции невиновности: поскольку несколько государственных должностных лиц выступали с публичными заявлениями о виновности г-на Ковалева до вынесения ему обвинительного приговора судом, а СМИ публиковали для широкой общественности материалы предварительного следствия до начала рассмотрения этого дела судом, кроме того, в ходе всего судебного процесса он содержался в металлической клетке, а в местных печатных изданиях публиковались фотографии, изображающие его в зале суда за металлической решеткой; пункта 3 b) статьи 14 Пакта в связи с нарушением права иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты и сноситься с выбранными ими самими защитниками: г-н Ковалев встречался со своим адвокатом лишь один раз в ходе предварительного следствия, не соблюдался конфиденциальный характер их встреч, у них не было достаточного времени для подготовки защиты и адвокату неоднократно отказывали во встрече со своим клиентом; пункта 5 статьи 14 Пакта в связи с нарушением права на пересмотр приговора и осуждения вышестоящей судебной инстанцией: поскольку вынесенный Верховным Судом приговор обжалованию не подлежал; пункта 1 статьи 14 Пакта в связи с тем, что Верховный суд был пристрастным и нарушил принцип независимости, беспристрастности, равенства состязательных возможностей и принцип публичности судебного разбирательства. В свете выводов о том, что государство-участник не гарантировало справедливое судебное разбирательство в соответствии с пунктами 2, 3 b) и g) и 5 статьи 14 Пакта, Комитет посчитал, что судебное разбирательство дела г-на Ковалева было проведено с нарушениями, которые в целом сводятся к нарушению пункта 1 статьи 14 Пакта. В свете выводов о нарушении пунктов 1, 2, 3 b) и g) и 5 статьи 14 Пакта Комитет пришел к заключению, что при вынесении г-ну Ковалеву окончательного смертного приговора не были соблюдены требования статьи 14 и что в результате этого была нарушена статья 6 Пакта (право на жизнь). В этой связи Комитет напомнил о своем замечании общего порядка № 6 (1982) о праве на жизнь, в котором он отметил, что смертный приговор может быть вынесен только в соответствии с законом, который не противоречит положениям Пакта, и это предполагает, что "предусмотренные в нем гарантии процедурного характера должны соблюдаться, включая право на справедливое судебное разбирательство независимым судом, презумпцию невиновности, минимальные гарантии защиты и право на пересмотр судом высшей инстанции".

07-5-kletka-foto

 

 Соображения Комитета по правам человека по делу №2120/2011 "Владислав Ковалев против Беларуси"