Решение Комитета по правам человека по делу № 1161/2003 "Дмитрий Хархаль против Беларуси"

 


 

КОМИТЕТ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
Девяносто первая сессия
15 октября - 2 ноября 2007 года

РЕШЕНИЕ

Сообщение № 1161/2003

Представлено:

г‑ном Димитрием Хархалем (представлен Белорусским Хельсинкским комитетом)

Предполагаемая жертва:

автор сообщения

Государство-участник:

Беларусь

Дата сообщения:

6 февраля 2003 года (первоначальное представление)

Справочная документация:

решения Специального докладчика в соответствии с правилами 92/97, препровожденные государству-участнику 10 февраля и 2 апреля 2003 года соответственно (в качестве документов не издавались)

Дата принятия решения:

31 октября 2007 года


          Тема сообщения: Вынесение смертного приговора после предположительно несправедливого судебного разбирательства.

          Вопросы существа: Произвольное лишение жизни; право на пересмотр приговора вышестоящей судебной инстанцией.

          Процедурные вопросы: Оценка фактов и доказательств; обоснование жалобы.

          Статьи Пакта: пункт 1 статьи 6; пункт 5 статьи 14

          Статьи Факультативного протокола: 2

[ПРИЛОЖЕНИЕ]


ПРИЛОЖЕНИЕ

РЕШЕНИЕ Комитета по правам человека в соответствии с Факультативным протоколом к Международному пакту о гражданских и политических правах

Девяносто первая сессия

относительно

Сообщения № 1161/2003*

Представлено:

г‑ном Димитрием Хархалем (представлен Белорусским Хельсинкским комитетом)

Предполагаемая жертва:

автор сообщения

Государство-участник:

Беларусь

Дата сообщения:

6 февраля 2003 года (первоначальное представление)

          Комитет по правам человека, учрежденный в соответствии со статьей 28 Международного пакта о гражданских и политических правах,

          на своем заседании 31 октября 2007 года,

          принимает следующее:

РЕШЕНИЕ О ПРИЕМЛЕМОСТИ

1.1     Автором сообщения является г‑н Димитрий Хархаль, гражданин Беларуси, родившийся в 1970 году, который на момент представления сообщения ожидал казни в Минске после вынесения ему 20 марта 2002 года Минским городским судом приговора к смертной казни. Он утверждает, что является жертвой нарушения Беларусью его прав, предусмотренных пунктом 1 статьи 6 и пунктом 5 статьи 14 Пакта. Автор представлен Белорусским Хельсинкским комитетом.

1.2     10 февраля 2003 года в соответствии с правилом 92 своих правил процедуры Комитет, действуя через своего Специального докладчика по новым сообщениям и временным мерам, обратился к государству-участнику с просьбой не приводить в исполнение вынесенного автору смертного приговора, пока Комитет не завершит рассмотрение его дела. 2 июля 2003 года государство-участник проинформировало Комитет о том, что 24 марта 2003 года Верховный суд Республики Беларусь изменил меру наказания автора и заменил смертный приговор 15 годами тюремного заключения с конфискацией имущества.

Факты в изложении автора

 

2.1     Автор был арестован 17 сентября 1997 года в Санкт-Петербурге (Российская Федерация) по требованию белорусских властей в качестве подозреваемого в кражах и других преступлениях, совершенных в Беларуси. 18 сентября 1997 года он был доставлен в Минск. 21 апреля 1999года Минский городской суд приговорил его к 13 годам тюремного заключения за кражу и покушение на убийство. 20 марта 2002 года тот же суд признал его виновным в убийстве 3 ноября 1994 года в Минске г‑жи Пучковской и ее знакомого Гребенкина, а также в незаконном присвоении принадлежавших Пучковской автомобиля, ювелирных украшений и других предметов. 30 августа 2002 года Верховный суд Республики Беларусь поддержал вынесенное 20 марта 2002 года постановление Минского городского суда и подтвердил смертный приговор, вынесенный автору. В марте 2003 года Верховный суд заменил смертный приговор 15 годами тюремного заключения.

2.2     Автор утверждает, что он не виновен и что, хотя он и планировал совершить угон автомобиля Пучковской с целью продажи, убийство потерпевшей в действительности было совершено его двоюродным братом Татариновичем, в то время как автор находился за рулем автомобиля во время его угона, а потерпевшие и его двоюродный брат являлись пассажирами.

2.3     Согласно автору, российские власти передали его своим белорусским коллегам в соответствии с положениями Конвенции Содружества независимых государств (СНГ) о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (далее Конвенция). В соответствии с ее положениями выдаваемое лицо может быть привлечено к уголовной ответственности в принимающей стране только в связи с теми преступлениями, которые конкретно указаны в запросе о выдаче. Для уголовного преследования выдаваемого лица в связи с преступлениями, помимо тех, которые перечислены в запросе о выдаче, запрашивающее государство должно заручиться прямым согласием государства, производящего выдачу. В случае автора запрос о выдаче, направленный российским властям, не содержал упоминания о двух убийствах, за которые он был осужден в 2002 году. Таким образом, он утверждает, что в этой связи он был подвергнут незаконному уголовному преследованию и что смертный приговор ему был вынесен незаконно.

2.4     Автор утверждает, что его право на пересмотр вынесенного ему приговора вышестоящей судебной инстанцией было нарушено, поскольку некоторые из приведенных в его апелляции аргументов были оставлены без внимания Верховным судом. В частности он оспаривает вывод первоначального заключения экспертов (№ 2667), в котором судебно-медицинский эксперт подтвердил, что смерть Гребенкина наступила в результате единственного огнестрельного ранения в область шеи и головы, повредившего мозг. Автор сообщил Верховному суду о наличии еще одной пули в теле Гребенкина, которая не была обнаружена и исследована экспертом, в результате чего суд первой инстанции был введен в заблуждение при установлении вины автора. Суд первой инстанции не рассматривал этот аргумент, так как автор упомянул о нем только в апелляции, поскольку лишь в тот момент ему удалось восстановить в памяти точную последовательность событий. Однако Верховный суд в своем решении не рассматривал этот аргумент, а вместо этого отметил, что в своей апелляции автор утверждал, что последующие выводы экспертов, содержащиеся в заключении о дополнительной экспертизе, противоречили первоначальным выводам судебно-медицинских экспертов и потому не могли быть использованы для его осуждения. По мнению автора, его апелляция не была "рассмотрена". Аналогичным образом по вопросу о применимости Конвенции к его делу он утверждает, что Верховный суд просто отклонил его жалобу, непредоставив аргументации по ее существу.

2.5     В свете вышеуказанного автор заявляет, что в случае его казни Беларусь нарушит статью 6 Пакта, произвольно лишив его жизни.

Жалоба

 

3.       Автор утверждает, что приведенные выше факты свидетельствуют о нарушении Беларусью его прав, предусмотренных в пункте 1 статьи 6 и в пункте 5 статьи 14 Пакта.

Замечания государства-участника

 

4.1     2 июля 2003 года государство-участник сообщило Комитету о том, что 24 марта 2003 года Президиум Верховного суда Республики Беларусь заменил вынесенный автору смертный приговор 15 годами тюремного заключения.

4.2     1 октября 2003 года государство-участник отметило, что Генеральная прокуратура провела проверку материалов дела и установила, что в 1997 году был выдан ордер на арест г‑на Хархаля как лица, подозреваемого в совершении различных преступлений, включая убийство г-жи Пучковской и г-на Гребенкина. Подозреваемый был обнаружен в Санкт-Петербурге сотрудником белорусского Отдела уголовного розыска (Главного управления внутренних дел Мингорисполкома). Он согласился вернуться в Минск добровольно.

4.3     В соответствии с частью 1 статьи 80 Конвенции СНГ о правовой помощи все контакты в связи с требованиями о выдаче осуществляются на уровне соответствующих Генеральных прокуратур. В данном случае никакого подобного требования не направлялось Генеральной прокуратурой Беларуси в адрес аналогичного органа России и никакой процедуры выдачи в действительности не производилось. Поэтому автор на законном основании был подвергнут уголовному преследованию в Беларуси в связи с убийствами, в совершении которых он обвинялся.

Замечания автора

5.1     1 августа 2006 года автор представил свои замечания. Он настаивает на своей невиновности и утверждает, что был арестован в Санкт-Петербурге российской милицией по требованию белорусских властей как лицо, подозреваемое в совершении кражи. По его словам, сразу же после его ареста белорусские власти направили запрос о выдаче российским властям, и в этом требовании не упоминались обвинения в убийствах. Он обратил внимание Верховного суда на этот факт в своей апелляции, однако Суд отклонил его ходатайство. Он ссылается на судебное решение, в котором говорится о том, что никакого нарушения закона допущено не было в связи с привлечением его к ответственности за убийства после его выдачи российскими властями.

5.2     Автор ссылается на решение Верховного суда от 11 июня 2003 года, в котором Суд отмечает, что обстоятельства исчезновения Пучковской и Гребенкина стали известны только в результате признания автора. Он вновь заявляет о том, что по отношению к его делу должна была применяться Конвенция СНГ о правовой помощи и добавляет, что статья 301 Уголовно-процессуального кодекса устанавливает пределы судебного разбирательства и предусматривает, что при определении уголовной ответственности того или иного лица следует также учитывать содержание запроса о выдаче.

5.3     Автор приводит выдержки из постановления Верховного суда по делу некого "Ш.", в котором Суд отмечает, что для определения рамок уголовной юрисдикции он должен не только учитывать обвинения, но также содержание и условия запроса о выдаче, направленного в страну, осуществляющей экстрадицию. После экстрадиции Ш. был признан виновным в Беларуси в убийстве, совершенном с особой жестокостью группой лиц. Верховный суд отменил приговор первой инстанции и исключил обвинение в убийстве с особой жестокостью, поскольку оно не было включено в запрос о выдаче[1]. По мнению автора, это постановление имеет непосредственное отношение и к его делу.

Вопросы и процедуры их рассмотрения в Комитете

 

Рассмотрение вопроса о приемлемости

 

6.1     Прежде чем рассматривать какую-либо жалобу, содержащуюся в том или ином сообщении, Комитет по правам человека должен в соответствии со статьей 93 своих правил процедуры принять решение о том, является ли данное сообщение приемлемым по смыслу Факультативного протокола к Пакту.

6.2     В соответствии с положениями подпунктов а) и b) пункта 2 статьи 5 Факультативного протокола Комитет отмечает, что данный вопрос не находится на рассмотрении какой-либо другой международной процедуры расследования или урегулирования и что факт исчерпания внутренних средств правовой защиты не оспаривается.

6.3     Комитет принимает к сведению жалобу автора по статье 6 Пакта о том, что после его возвращения из Российской Федерации в Беларусь он был незаконно обвинен в совершении убийства в Беларуси и впоследствии приговорен к смертной казни в нарушение Конвенции СНГ о правовой помощи (1993 года) и что в случае его казни государством-участником будет совершено произвольное лишение его жизни. Вместе с тем Комитет отмечает, что 24 марта 2003 года Верховный суд государства-участника смягчил вынесенный автору смертный приговор. В этих обстоятельствах он считает, что утверждение автора становится спорным. Поэтому данная часть сообщения является неприемлемой в соответствии со статьей 2 Факультативного протокола.

6.4     По вопросу о том, следовало ли применять в деле автора Конвенцию СНГ о правовой помощи, Комитет отмечает наличие явного противоречия между заявлением автора и информацией, представленной государством-участником. За неимением какой‑либо другой информации на этот счет или наличия в материалах дела документов, позволяющих Комитету надлежащим образом оценить обстоятельства данного дела, он считает эту часть сообщения недостаточно обоснованной для целей приемлемости и поэтому неприемлемой в соответствии со статьей 2 Факультативного протокола.

6.5     Автор заявляет, что порядок рассмотрения его апелляции Верховным судом являлся нарушением пункта 5 статьи 14 Пакта. Комитет отмечает, что право на пересмотр уголовного обвинения вышестоящей судебной инстанцией, гарантируемое в пункте 5 статьи 14, подразумевает, что апелляционная судебная инстанция надлежащим образом рассматривает все имеющие отношение к делу вопросы с учетом таких разумных условий, которые применяются в отношении апелляций в соответствии с законодательством государства-участника. Если, как в настоящем деле, пересмотр позволяет произвести переоценку фактов и доказательств, то тем же принципом руководствуется и Комитет (как в случае других разбирательств), а именно принципом, согласно которому, как правило, оценка фактов и доказательств в каждом конкретном случае относится к компетенции судов государств - участников Пакта, кроме тех случаев, когда может быть установлено, что действия суда или оценка фактов и доказательств, или толкование законодательства носят явно произвольный характер или равносильны отказу в правосудии[2]. За неимением другой соответствующей информации, которая могла бы показать, что оценке доказательств в настоящем деле были свойственны такие недостатки, Комитет считает, что требования пункта 5 статьи 14 были соблюдены, и поэтому данная часть сообщения является неприемлемой по статье 2 Факультативного протокола.

7.       В связи с этим Комитет постановляет:

          а)       признать сообщение неприемлемым по статье 2 Факультативного протокола;

          b)      препроводить настоящее решение государству-участнику и автору сообщения.

[Принято на английском, испанском и французском языках, причем языком оригинала является английский. Впоследствии будет также издано на арабском, китайском и русском языках в качестве части ежегодного доклада Комитета Генеральной Ассамблее.]

-----



       Публикуется по решению Комитета по правам человека.

       В рассмотрении данного сообщения принимали участие следующие члены Комитета: г‑н Абдельфаттах Амор, г‑н Прафуллачандра Натварлал Бхагвати, г‑жа Кристина Шане, г‑н Морис Глеле-Аханханзо, г‑н Юдзи Ивасава, г‑н Эдвин Джонсон, г‑н Вальтер Келин, г‑н Ахмед Тауфик Халиль, г‑н Раджсумер Лаллах, г‑жа Зонке Занеле Майодина, г‑жа Юлия Антоанелла Моток, г‑н Майкл О'Флаэрти, г‑жа Элизабет Пальм, г‑н Хосе Луис Перес Санчес Серро, г‑н Рафаэль Ривас Посада, сэр Найджел Родли, г‑н Иван Ширер и г‑жа Рут Уэджвуд.

       Из приведенных автором цитат следует, что в запросе Беларуси о выдаче Ш. упоминался только пункт 15 части 2 статьи 139 Уголовного кодекса (убийство, совершенное группой лиц).

       См., в частности, сообщение № 541/1993 Эррол Симмс против Ямайки, решение о неприемлемости, принятое 3 апреля 1995 года, пункт 6.2.