Смертная казнь в Беларуси

О смертной казни в Беларуси

Аналитическая записка

 

 

О статистике лиц, приговоренных к смертной казни в Беларуси

1. Согласно информации предоставленной министерством юстиции Республики Беларусь с 1990 по 2012 год было приговорено к смертной казни в Беларуси 326 человек (данные по приговорам, вступившим в законную силу). Сведения получены из писем министерства юстиции от 7 июня 2010 года и от 20 апреля 2012 года. В 2012 году в Беларуси не было вынесено смертных приговоров. В 2013 году четверо человек были осуждены к смертной казни (по данным опубликованным в средствах массовой информации): приговоры в отношении двух из них вступили в законную силу, еще двое осужденных ожидают рассмотрения кассационных жалоб в судебной коллеги по уголовным делам Верховного суда. В отношении одного лица смертный приговор выносился дважды (первый приговор был отменен, в дальнейшем областной суд вновь приговорил к высшей мере наказания).
По годам данная статистика выглядит следующим образом (приводятся только приговоры, вступившие в законную силу):

1990

20

 

2002

4

1991

21

 

2003

4

1992

24

 

2004

2

1993

20

 

2005

2

1994

24

 

2006

9

1995

37

 

2007

4

1996

29

 

2008

2

1997

46

 

2009

2

1998

47

 

2010

2

1999

13

 

2011

3

2000

4

 

2012

-

2001

7

 

2013

2

 

Два смертных приговора в отношении Александра Грунова и Эдуарда Лыкова не приводятся в данной таблице, так как они еще не вступили в законную силу.

 

Помилование и замена смертного приговора

2. Помилование смертников. Известно только об одном случае помилования лица, осужденного к смертной казни. В средствах массовой информации президент А.Лукашенко упоминает об одном случае помилования приговоренного к смерти. Бывший начальник СИЗО №1 МВД Олег Алкаев в своих воспоминаниях также упоминает об одном случае помилования «смертника», который был родом из деревни и проживал в сельской местности. Данные сведения не подтверждались, но и не опровергались в официальном порядке.

3. Замена смертного приговора на лишение свободы. Известно об одном случае замены смертного приговора на лишение свободы: Дмитрий Хархаль осужден в 2002 году, приговор вступил в силу, но после регистрации индивидуального сообщения в Комитете ООН по правам человека и подачи надзорной жалобы Председателю Верховного суда в марте 2003 года Президиум Верховного суда Республики Беларусь в надзорном порядке заменил ему смертный приговор на 15 лет лишения свободы.

 

О приговоренных к смерти в 2009 – 2013 годах

4. В 2009 году к смертной казни приговорено 2 человека. Василий Юзепчук обвинен в серии убийств престарелых женщин в Дрогичинском районе Брестской области, осужден 29 июня 2009 года по приговору Брестского областного суда, приговор вступил в силу 2 октября 2009 года. Андрей Жук обвинен в разбойном нападении на автомашину, в которой перевозились деньги для сельскохозяйственного предприятия и убийстве 2-х человек в Солигорском районе Минской области, осужден 17 июля 2009 года по приговору Минского областного суда, приговор вступил в силу 27 октября 2009 года. Василий Юзепчук и Андрей Жук были казнены предположительно 18 марта 2010 года.

5. В 2010 году к смертной казни приговорено 2 человека. Андрей Бурдыко и Олег Гришковцов обвинены в убийстве трех лиц после совместного распития спиртного в городе Гродно, осуждены 14 мая 2010 года приговором Гродненского областного суда, приговор вступил в силу 17 сентября 2010 года. Согласно свидетельству о смерти, выданного матери, Андрей Бурдыко был казнен 19 июля 2011 года. Предположительно в этот же день был казнен и Олег Гришковцов.

6. В 2011 году к смертной казни приговорено 3 человека (по приговорам, вступившим в законную силу). Игорь Мялик обвинен в серии убийств на дорогах Могилевской области в составе преступной группы, осужден 14 сентября 2010 года приговором Могилевского областного суда, приговор вступил в силу 11 февраля 2011 года. Владислав Ковалев и Дмитрий Коновалов обвинены в совершении террористического акта в минском метро 11 апреля 2011 года, осуждены 30 ноября 2011 года приговором Верховного суда, приговор вступил в силу в тот же день. Согласно свидетельству о смерти, выданному родственникам, Владислава Ковалева казнили 15 марта 2012 года. Предположительно в этот же день был казнен и Дмитрий Коновалов. Официальных подтверждений казни Игоря Мялика его родственники не получали, но с января 2012 года с ним переписка прекратилась, и они также предполагают, что он был казнен.

7. В 2012 году суды в Беларуси не выносили смертных приговоров.

8. В 2013 году было вынесено 4 новых смертных приговора (из них два вступили в законную силу, а два на данный момент еще нет). 25 апреля 2013 года Могилевский областной суд вынес смертный приговор в отношении Григория Юзепчука, который был осужден за убийство в тюрьме сокамерника, который, по мнению следствия, проиграл свою жизнь в домино. В августе 2013 года смертный приговор Григорию Юзепчуку вступил в законную силу после рассмотрения Верховным судом кассационной жалобы, которая была оставлена без удовлетворения. 12 июня 2013 года Гродненский областной суд вынес смертный приговор в отношении Павла Селюна, обвиненного в убийстве двух лиц: своей жены и ее предполагаемого любовника. 17 сентября 2013 года после рассмотрения кассационных жалоб в Верховном суде смертный приговор Павлу Селюну вступил в законную силу. Павел Селюн обжаловал нарушение своего права на жизнь в Комитет ООН по правам человека. 14 июня 2013 года Гомельский областной суд вынес смертный приговор Александру Грунову, который был осужден за убийство девушки из мести путем нанесения ей множества ножевых ранений. Данный приговор 18 октября 2013 года был отменен Судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда. 24 декабря 2013 года Гомельский областной суд повторно приговорил Александра Грунова к смертной казни. 26 ноября 2013 года Минским областным судом был вынесен смертный приговор в отношении не имеющего постоянного жилья Эдуарда Лыкова, который был осужден за несколько убийств. Осужденные к смертной казни Александр Грунов и Эдуард Лыков ожидают рассмотрения своих кассационных жалоб в Верховном суде.

 

Регистрация дел в Комитете по правам человека в 2009 – 2013 годах

9. 12 октября 2009 года в Комитете по правам человека ООН зарегистрировано дело №1906/2009 по индивидуальному сообщению о нарушении гражданских прав приговоренного к смерти Василия Юзепчука. В сообщении Комитет информируется о том, что Юзепчук по этническому происхождению рома, имеет умственную отсталость, плохо ориентируется во времени, подвергался пыткам с целью получения от него признательных показаний, в ходе судебного разбирательства ему было отказано в допросе свидетеля, свидетельствовавшего против него и свидетеля, который мог свидетельствовать в его защиту. Впоследствии Юзепчук отказался от своих признательных показаний и заявил о применении насилия к нему, но эти заявления не были должным образом расследованы.

10. 30 октября 2009 года в Комитете по правам человека ООН зарегистрировано дело №1910/2009 по индивидуальному сообщению о нарушении гражданских прав приговоренного к смерти Андрея Жука. В сообщении Комитет информируется о том, что после задержания Жук был избит, в ходе разбирательства дела в отношении Жука суд не отвечал критерию независимости и беспристрастности, был нарушен принцип презумпции невиновности, было нарушено право на защиту. Несмотря на то, что Жук признался в совершении убийств, указанные выше нарушения его гражданских прав не позволяли вынести по итогам судебного разбирательства смертный приговор.

11. 6 декабря 2010 года в Комитете по правам человека ООН зарегистрировано дело №2013/2010 по индивидуальному сообщению о нарушении гражданских прав приговоренного к смерти Олега Гришковцова. В сообщении Комитет информируется об избиении Гришковцова после задержания и принуждении его дать признательные показания, о нарушении презумпции невиновности, о нарушении принципа независимости и беспристрастности суда при рассмотрении дела, о нарушении права на защиту.

12. 17 декабря 2010 года в Комитете по правам человека ООН зарегистрировано дело №2017/2010 по индивидуальному сообщению о нарушении гражданских прав приговоренного к смерти Андрея Бурдыко. В сообщении Комитет информируется о пытках в отношении Бурдыко после задержания с целью принуждения дать признательные показания, о наличии у него психиатрического заболевания, о нарушении принципа презумпции невиновности, о нарушении требования независимости и беспристрастности суда при рассмотрении уголовного дела в отношении Бурдыко.

13. 15 декабря 2011 года в Комитете ООН по правам человека зарегистрировано дело №2120/2011 по индивидуальному сообщению о нарушении гражданских прав приговоренного к смерти Владислава Ковалева. В сообщении сообщается о принуждении к даче признательных показаний, нарушении права на защиту, нарушении презумпции невиновности, неравенстве сторон в процессе, нарушении права на пересмотр осуждения и приговора.

14. 2 октября 2013 года в Комитете ООН по правам человека зарегистрировано дело №2289/2013 по индивидуальному сообщению о нарушении гражданских прав приговоренного к смерти Павла Селюна. В сообщении Комитет информируется о нарушении презумпции невиновности, нарушения принципа беспристрастности суда, о принуждении к даче показаний против себя, о нарушении права на защиту.

 

Подход Комитета по правам человека к делам о смертной казни

15. В соответствии с практикой Комитета ООН по правам человека: вынесение смертного приговора по окончании судебного разбирательства, в котором не были соблюдены гарантии справедливого судебного разбирательства, предусмотренные статьей 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, представляет собой произвольное лишение жизни, то есть нарушение права на жизнь, предусмотренное статьей 6 Пакта.

16. Комитет по правам человека Организации объединенных наций – это единственный договорный орган международного расследования и разбирательства, в котором могут быть рассмотрены индивидуальные сообщения о нарушении права на жизнь в связи с вынесением смертных приговоров в Республике Беларусь. Комитет по правам человека является квази-судебным органом и призван контролировать соблюдение положения Международного пакта о гражданских и политических правах и первого Факультативного протокола к нему предусматривающего подачу индивидуальных сообщений. Международный пакт о гражданских и политических правах и Факультативный протокол к нему вступили в силу для Республики Беларусь 23 марта 1976 года и 30 декабря 1992 года соответственно.

 

О рассмотренных в Комитете по правам человека ООН белорусских делах, связанных со смертной казнью

17. До сих пор в Комитете по правам человека ООН рассмотрено 6 дел по индивидуальным сообщениям из Беларуси в связи с нарушением права на жизнь. В 2-х первых делах рассмотренных по существу не было установлено нарушений права на жизнь, так как по заявлению государства информации о регистрации сообщений были получены уже после исполнения приговоров: № 886/1999 (Бондаренко против Беларуси) и № 887/1999 (Ляшкевич против Беларуси), соображения приняты 3 апреля 2003 года на 77-й сессии. Тем не менее, в данных делах было установлено нарушение статьи 7 Пакта (запрет пыток и жестокого бесчеловечного обращения и наказания) в отношении родственников казненных (матерей смертников), которым не были выданы тела расстрелянных и скрыты от них места захоронения. Еще в одном деле № 1161/2003 (Дмитрий Хархаль против Беларуси) после замены Президиумом Верховного суда смертного приговора на 15 лет лишения свободы Комитет по правам человека принял решение о неприемлемости сообщения, решение принято 31 октября 2007 года на 91-й сессии. В данном деле смертный приговор был заменен на лишение свободы.

18. Первое белорусское дело в Комитете по правам человека, в котором было установлено нарушение права на жизнь: № 1820/2008 (Ирина и Валерия Красовские против Беларуси), соображения приняты 26 марта 2012 года на 104-й сессии. Однако данное нарушение права на жизнь было установлено не в связи с вынесением смертного приговора. В данном деле Комитет установил не проведение надлежащего расследования в связи с насильственным исчезновением и произвольным лишением жизни Анатолия Красовского. Тем не менее, данное насильственное исчезновение связано с вопросом смертной казни, потому что за похищением Анатолия Красовского предположительно последовала его внесудебная казнь.

19. В октябре 2012 года Комитет по правам человека рассмотрел дело №2120/2011 (Владислав Ковалев и другие против Беларуси), в котором впервые установил нарушение права на жизнь (статья 6 Пакта) в связи с вынесением смертного приговора. Комитет в данном деле установил следующие нарушения: статьи 7 и пункта 3 g) статьи 14 Пакта в связи тем, что на г-на Ковалева оказывалось физическое и психологическое давление с целью принуждения его к признанию вины; пункта 3 статьи 9 Пакта в связи с не доставлением его в срочном порядке к судье: г-н Ковалев был задержан 12 апреля 2011 года и впервые был доставлен к судье лишь 15 сентября 2011 года; пункта 2 статьи 14 Пакта в связи с нарушением презумпции невиновности: поскольку несколько государственных должностных лиц выступали с публичными заявлениями о виновности г-на Ковалева до вынесения ему обвинительного приговора судом, а СМИ публиковали для широкой общественности материалы предварительного следствия до начала рассмотрения этого дела судом, кроме того, в ходе всего судебного процесса он содержался в металлической клетке, а в местных печатных изданиях публиковались фотографии, изображающие его в зале суда за металлической решеткой; пункта 3 b) статьи 14 Пакта в связи с нарушением права иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты и сноситься с выбранными ими самими защитниками: г-н Ковалев встречался со своим адвокатом лишь один раз в ходе предварительного следствия, не соблюдался конфиденциальный характер их встреч, у них не было достаточного времени для подготовки защиты и адвокату неоднократно отказывали во встрече со своим клиентом; пункта 5 статьи 14 Пакта в связи с нарушением права на пересмотр приговора и осуждения вышестоящей судебной инстанцией: поскольку вынесенный Верховным Судом приговор обжалованию не подлежал; пункта 1 статьи 14 Пакта в связи с тем, что Верховный суд был пристрастным и нарушил принцип независимости, беспристрастности, равенства состязательных возможностей и принцип публичности судебного разбирательства. В свете выводов о том, что государство-участник не гарантировало справедливое судебное разбирательство в соответствии с пунктами 2, 3 b) и g) и 5 статьи 14 Пакта, Комитет посчитал, что судебное разбирательство дела г-на Ковалева было проведено с нарушениями, которые в целом сводятся к нарушению пункта 1 статьи 14 Пакта. В свете выводов о нарушении пунктов 1, 2, 3 b) и g) и 5 статьи 14 Пакта Комитет пришел к заключению, что при вынесении г-ну Ковалеву окончательного смертного приговора не были соблюдены требования статьи 14 и что в результате этого была нарушена статья 6 Пакта (право на жизнь). В этой связи Комитет напомнил о своем замечании общего порядка № 6 (1982) о праве на жизнь, в котором он отметил, что смертный приговор может быть вынесен только в соответствии с законом, который не противоречит положениям Пакта, и это предполагает, что "предусмотренные в нем гарантии процедурного характера должны соблюдаться, включая право на справедливое судебное разбирательство независимым судом, презумпцию невиновности, минимальные гарантии защиты и право на пересмотр судом высшей инстанции".

20. Также в деле №2120/2011 (Владислав Ковалев и другие против Беларуси) Комитет установил нарушение прав заявителей – родственников Владислава Ковалева: статьи 7 Пакта в связи с испытанными ими серьезными душевными страданиями и психическим стрессом в результате отказа властей сообщать какую-либо информацию о положении и местонахождении г-на Ковалева с 13 марта 2012 года (дата отклонения его ходатайства о помиловании) до 17 марта 2012 года (когда им сообщили о приведении в исполнение смертного приговора), а также в результате их отказа сообщать заранее дату, время и место казни, передать тело для захоронения и сообщить место захоронения г-на Ковалева. Также в данном деле №2120/2011 (Владислав Ковалев и другие против Беларуси) Комитет заявил о нарушении государством статьи 1 Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах в связи с невыполнением государством-участником обязательства о сотрудничестве и просьбы Комитета о принятии временных мер.

21. В октябре 2013 года Комитет по правам человека рассмотрел дело №1910/2009 (Андрей Жук против Беларуси). Это второе дело, в котором Комитет установил нарушение права на жизнь в связи с вынесенным смертным приговором. Комитет в данном деле установил следующие нарушения: статьи 7 и пункта 3 g) статьи 14 Пакта в связи с оказанным на Андрея Жука физическим и психологическим давлением с целью принуждения его к признанию вины и что его признание послужило основанием для вынесения ему обвинительного смертного приговора; пункта 3 статьи 9 Пакта в связи с не доставлением его к судье в срочном порядке (трехмесячная задержка в доставлении г-на Жука к судье признана несовместимой с требованием срочности); пункта 2 статьи 14 Пакта в связи с нарушением презумпции невиновности (поскольку несколько государственных должностных лиц выступали с публичными заявлениями о виновности Андрея Жука до вынесения ему обвинительного приговора судом, а СМИ публиковали для широкой общественности материалы предварительного следствия до начала рассмотрения этого дела судом, кроме того, в ходе всего судебного процесса он содержался в металлической клетке, а в местных печатных изданиях публиковались фотографии, изображающие его в зале суда за металлической решеткой); пункта 3 b) и d) статьи 14 Пакта в связи лишением доступа к выбранному самим обвиняемым защитнику на начальном исключительно важном этапе досудебного разбирательства; пункта 1 статьи 14 Пакта в связи с тем, что судебное разбирательство дела Андрея Жука было проведено с нарушениями пунктов 2 и 3 b), d) и g) статьи 14 Пакта; статьи 6 Пакта в связи нарушением права на жизнь Андрея Жука так как вынесение Андрею Жуку окончательного смертного приговора и приведение его в исполнение не отвечали требованиям статьи 14 Пакта. Также в данном деле №1910/2009 (Андрей Жук против Беларуси) Комитет заявил о нарушении государством статьи 1 Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах в связи с невыполнением государством-участником обязательства о сотрудничестве и просьбы Комитета о принятии временных мер (приведен в исполнение смертный приговор, несмотря на требования Комитета приостановить исполнение казни).

 

О праве живым дождаться рассмотрения своей жалобы в Комитете по правам человека ООН

22. Во всех перечисленных выше случаях возбуждения дел в Комитете по правам человека ООН в момент регистрации сообщений Комитетом были приняты Соображения относительно предварительных мер защиты. После регистрации сообщений государству как участнику первого Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах были направлены ноты Комитета о необходимости применения предварительных мер защиты, а именно не исполнять смертную казнь в отношении жертв: Василий Юзепчук, Андрей Жук, Олег Гришковцов, Андрей Бурдыко, Владислав Ковалев, Павел Селюн, пока их дела находятся на рассмотрении в Комитете по правам человека. В отношении первых пяти смертная казнь была применена вопреки требованиям Комитета приостановить ее исполнение. Павел Селюн пока не казнен, ожидает исполнения смертной казни в СИЗО №1 в городе Минске.

23. Постоянная миссия Республики Беларусь в Женеве в 2010 – 2012 годах направляла в Комитет по правам человека вербальные ноты по делам о нарушении статьи 6 Пакта, зарегистрированным в 2009 – 2011 годах, в которых от имени Республики Беларусь отрицала компетенцию Комитета требовать применения промежуточных (временных) мер защиты по данным делам: 1906/2009 Василий Юзепчук, 1910/2009 Андрей Жук, 2013/2010 Олег Гришковцов, 2017/2010 Андрей Бурдыко, 2120/2011 Владислав Ковалев. В ответ Комитет направлял Республике Беларусь напоминания о необходимости применять промежуточные меры защиты в отношении лиц, чьи дела о предполагаемом нарушении права на жизнь были зарегистрированы в Комитете.

24. Несмотря на требования Комитета по правам человека не применять смертную казнь к пяти лицам, чьи дела были зарегистрированы в Комитете, Республика Беларусь осуществила казни предположительно в следующие даты: 18 марта 2010 года – Василий Юзепчук и Андрей Жук, 19 июля 2011 года – Олег Гришковцов и Андрей Бурдыко, 15 марта 2012 года – Владислав Ковалев.
25. Все казни были осуществлены во время проведения очередных сессий Комитета по правам человека ООН: во время проведения 98-й сессии 8 – 26 марта 2010 года в Нью-Йорке (казнь Василия Юзепчука и Андрея Жука); 102-й сессии 11 – 29 июля 2011 года в Женеве (казнь Олега Гришковцова и Андрея Бурдыко); 104-й сессии 2012 года в Нью-Йорке (казнь Владислава Ковалева). Комитет по правам человека ООН после информаций о казнях в Беларуси в соответствии со своей практикой сделал 3 публичных заявления о нарушении Республикой Беларусь обязательств в соответствии с Факультативным протоколом к Международному пакту о гражданских и политических правах предусматривающим индивидуальные сообщения: 30 марта 2010 года в связи с казнями Василия Юзепчука и Андрея Жука; 27 июля 2011 года в связи с казнями Олега Гришковцова и Андрея Бурдыко; 20 марта 2012 года в связи с казнью Владислава Ковалева.

26. Таким образом, Республика Беларусь в лице Постоянного представительства Республики Беларусь при отделении ООН и других международных организаций в Женеве отказывается от сотрудничества с Комитетом по правам человека ООН по делам, связанным со смертными приговорами. Республика Беларусь отказывается выполнять требование Комитета не исполнять казни в отношении лиц до окончания рассмотрения их дел о нарушении права на жизнь. Также Республика Беларусь заявляет, что данные дела были зарегистрированы в Комитете «с нарушением процедуры», несмотря на то, что оспаривание самой регистрации дела невозможно по процедуре Комитета по правам человека. Республика Беларусь через свои вербальные ноты заявляет, что правила процедуры, прецедентные дела и практика Комитета не имеют никакой силы. Республика Беларусь заявляет, что должен применяться исключительно Факультативный протокол к Пакту, отказываясь признать значение практики рассмотрения дел в Комитете для толкования положений Пакта и Факультативного протокола. Также Республика Беларусь заявляет, что будет считать «недействительными» решения Комитета «по вышеупомянутым сообщениям», зарегистрированные «с нарушением Факультативного протокола». Таким образом, Республика Беларусь заранее объявляет «недействительными» решения Комитета, которые могут быть приняты по делам, в том числе связанным со смертной казнью. Фактически Республика Беларусь делает заявления, которые свидетельствуют об отказе от своих обязательств по Факультативному протоколу к Международному пакту о гражданских и политических правах, предусматривающему индивидуальные сообщения, при этом оставаясь номинально государством-участником данного Факультативного протокола.

27. При рассмотрении дела №2120/2011 (Владислав Ковалев и другие против Беларуси) Комитет заявил о нарушении государством статьи 1 Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах в связи с невыполнением государством-участником обязательства о сотрудничестве и просьбы Комитета о принятии временных мер, так как государство-участник заявило об отсутствии правовых оснований для рассмотрения данного сообщения и о том, что оно не обязано признавать правила процедуры Комитета и его толкование положений Протокола; о том, что решения, принятые Комитетом по вышеуказанным сообщениям, будут рассматриваться его властями как "недействительные". Комитет напомнил, что в соответствии с пунктом 2 статьи 39 Международного пакта о гражданских и политических правах ему разрешено устанавливать свои собственные правила процедуры, которые государства-участники согласились признать. Комитет отметил также, что, присоединяясь к Факультативному протоколу, государство − участник Пакта, признает компетенцию Комитета по правам человека принимать и рассматривать сообщения от отдельных лиц, утверждающих, что они являются жертвами нарушений какого-либо из прав, изложенных в Пакте (преамбула и статья 1). Присоединение государства к Факультативному протоколу предполагает обязательство добросовестно сотрудничать с Комитетом, чтобы позволить ему рассматривать такие сообщения, а после их рассмотрения сообщать свои соображения государству-участнику и соответствующему лицу (пункт 1 и 4 статьи 5). Любые действия государства-участника, которые могут препятствовать или мешать Комитету в его рассмотрении и изучении сообщений, а также выражении им своих соображений, несовместимы с указанными обязательствами . Комитет отмечает, что, не принимая решение Комитета о регистрации сообщения и заявляя заранее, что оно не признает решение Комитета относительно приемлемости и существа сообщения, государство-участник нарушает свои обязательства по статье 1 Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах. Кроме того, Комитет отметил, что при представлении сообщения 14 декабря 2011 года авторы сообщили Комитету, что в тот момент г-н Ковалев ожидал приведения в исполнение смертного приговора. 15 декабря 2011 года Комитет направил государству-участнику просьбу не приводить в исполнение смертный приговор г-ну Ковалеву, пока рассматривается его сообщение; эта просьба о применении временных мер неоднократно повторялась. 19 марта 2012 года авторы сообщили Комитету, что г-н Ковалев был казнен, а затем представили копию его свидетельства о смерти с указанием даты его смерти, 15 марта 2012 года, однако без упоминания причины его смерти. Комитет отмечает очевидность факта казни, несмотря на надлежащее представление государству-участнику и неоднократное подтверждение просьбы о применении временных мер защиты. Комитет в связи с этим заявил: «[п]омимо любого нарушения государством-участником Пакта, обнаруженного в сообщении, государство-участник серьезно нарушает свои обязательства по Факультативному протоколу в том случае, если своими действиями оно затрудняет или срывает рассмотрение Комитетом любого сообщения, в котором говорится о нарушении Пакта, или приводит к тому, что рассмотрение сообщения Комитетом становится схоластическим, а выражение им своих соображений − безрезультатным и бесполезным. В отношении данного сообщения авторы утверждают, что г-н Ковалев был лишен прав, предусмотренных соответствующими статьями Пакта. Будучи уведомлено о сообщении и просьбе Комитета о применении временных мер, государство-участник нарушило свои обязательства по Протоколу, казнив предполагаемую жертву до завершения Комитетом рассмотрения этого сообщения». К аналогичным выводам о нарушении государством статьи 1 Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах Комитет по правам человека пришел в рассмотренном в октябре 2013 года деле №1910/2009 (Андрей Жук против Беларуси).

 

О делах в Комитете по правам человека, рассмотрение которых планируется в ближайшее время

28. Несмотря на приведение в исполнение смертных приговоров в отношении Василия Юзепчука, Олега Гришковцова, Андрея Бурдыко, дела в их отношении будут рассмотрены Комитетом ООН по правам человека в соответствии с практикой данного органа. Также будет рассмотрено индивидуальное сообщение по делу Павла Селюна, зарегистрированное в 2013 году.

 

Обстановка полной секретности в отношении даты предстоящей казни и места захоронения и отказ в выдаче тел казненных

29. В делах № 886/1999 (Бондаренко против Беларуси) и 887/1999 (Ляшкевич против Беларуси) Комитет счел, что "обстановка полной секретности в отношении даты казни и места захоронения и отказ в выдаче тела для захоронения равноценны запугиванию или наказанию семей, поскольку их намеренно оставляют в состоянии неопределенности и психических страданий. Комитет считает, что первоначальный отказ властей уведомить автора о запланированной дате казни ее сына и их последующий упорный отказ сообщить ей место его захоронения представляют собой бесчеловечное обращение [...] в нарушение статьи 7 Пакта"
30. В деле №2120/2011 (Владислав Ковалев и другие против Беларуси) Комитет по правам человека в отношении нарушений прав родственников Владислава Ковалева: матери Любовь Ковалевой и сестры Татьяны Козяр заявил следующее: «Комитет отмечает, что согласно действующему законодательству семье приговоренного к смертной казни не сообщается заранее дата исполнения смертного приговора, тело ей не передается и о месте захоронения казненного не сообщается. Комитет с пониманием относится к постоянным страданиям и психическому стрессу, которые испытали авторы, будучи матерью и сестрой приговоренного к смертной казни, находясь в полном неведении относительно обстоятельств, которые привели к его казни, а также места его захоронения. Сохранение полной секретности относительно даты казни и места захоронения, а также отказ от передачи тела для захоронения в соответствии с религиозными верованиями и обрядами семьи казненного представляют собой запугивание и наказание этой семьи путем намеренного удержания их в состоянии неопределенности и душевных страданий. В этой связи Комитет приходит к выводу, что эти элементы в их совокупности и постоянный последующий отказ государства-участника сообщить авторам место захоронения г-на Ковалева равносильны бесчеловечному обращению с авторами в нарушение статьи 7 Пакта ».

31. В соответствии с частью 5 статьи 175 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Беларусь: «Тело для захоронения не выдается, о месте захоронения не сообщается». 7 мая 2012 года мать Владислава Ковалева Любовь Ковалева и его сестра Татьяна Козяр обратились с просьбой обоснования необходимости наличия в законодательстве Беларуси данной нормы в различные компетентные органы Республики Беларусь: в обе палаты парламента: Палату представителей и Совет республики Национального собрания, в Департамент исполнения наказаний Министерства внутренних дел, в Верховный суд, к генеральному прокурору и президенту Республики Беларусь. Ни один из данных органов в своих ответах не смог обосновать по существу необходимость наличия данной нормы в законодательстве.

 

О том, как на практике исполняется смертная казнь в Беларуси

32. О том, как на практике исполняется смертная казнь в Беларуси известно со слов бывшего начальника Следственного изолятора №1 города Минска МВД Республики Беларусь Олега Алкаева, который по должности являлся руководителем расстрельной команды данного СИЗО. Вот как Олег Алкаев рассказывает о приведении в исполнение смертной казни в интервью газете «Московский комсомолец» № 25826 от 19 декабря 2011 года:
«Люди, ожидающие смертный приговор, постоянно находятся в высочайшем нервном напряжении. Это что-то вроде затяжного прыжка без парашюта, где есть слабая надежда на стог сена. Естественно, что во время исполнения приговора напряжение доходит до высших пределов человеческого организма. Стадию безумия определить сложно, но неадекватность и прострация наблюдаются практически у всех. Для осужденных характерны покорность и полное безволие. Трудно выделить что-то индивидуальное. На моей памяти лишь несколько человек перед исполнением приговора выглядели более-менее вменяемыми и осознавали, что с ними происходит ...
Человек, приговоренный к смертной казни, не знает даты исполнения приговора, поэтому он ждет ее каждый день. Об этой дате вообще никто не знает, кроме руководителя расстрельной команды, так как он ее и определяет. Происходит это так. После получения от президента указа об отказе в помиловании у руководителя согласно инструкции есть ровно месяц на приведение приговора в исполнение. Дата казни определятся в зависимости от разных условий. В том числе и погодных. Учитывались даже такие мелочи, как полученная смертником передача. Я всегда давал возможность доесть принесенные ему продукты. Осужденные это тоже знали и были неимоверно рады, когда получали передачу. Это гарантировало им несколько дней некоторого расслабления от ожидания смерти. Также никогда не исполнялись приговоры в выходные дни. И дело здесь не в гуманизме, а в опасности «расшифровки» членов команды перед сотрудниками СИЗО. Системный сбор одних и тех же сотрудников в дни отдыха и «привязка» их к выводу из камер смертников, вывозу их за пределы СИЗО не могли бы остаться незамеченными дежурными сменами ...
Дату исполнения приговора ему (осужденному к смерти) не говорят до последнего. Но осужденный интуитивно чувствует ее приближение. Отсчет дням, приближающим его к смерти, он начинает вести практически сразу после подачи ходатайства о помиловании. Ведь он не знает, когда ходатайство будет рассмотрено. Неизвестность в отношении любого события приводит человека в удручающее состояние. А неизвестность в отношении вопроса жизни и смерти порождает моральные страдания, которые, как утверждают некоторые юристы, являются дополнительной мерой наказания, не предусмотренной приговором. Но когда в камеру смертника заходят в последний раз, он все понимает. Он чувствует приближение смерти по нашим шагам в коридоре и по интонации голосов. С этого момента он уже пребывает в другом измерении. Говорит и отвечает на вопросы автоматически, заученными фразами, абсолютно не понимая смысла сказанного. Оценить и передать словами состояние человека, который знает, что вскоре умрет насильственной смертью, невозможно, ибо еще никто не смог поделиться своими ощущениями в этот момент».

7 марта 2014 года

Подготовил записку Роман Кисляк